Сокол Черепаха Лис Феникс Гидра

Что думают о романе Юрия Бурносова «Революция» в журнале «Мир Фантастики».

Поэт, путешественник, дипломат Николай Гумилёв – заманчивый образ для авторов фантастической литературы. В советский период никто не брался за Гумилёва всерьёз из-за клейма «контрреволюционера», которое было трудно смыть даже после частичной реабилитации. Кроме того, исторический период, в котором жил и творил Гумилёв, представлял для советских писателей массу соблазнов и затруднений. Каким показать героя и его окружение? Ведь в большинстве они – убеждённые монархисты. Как построить сюжет, чтобы не обидеть тех, кого нельзя обижать, и не дай бог не похвалить «классового врага»? А вот отчего к Гумилёву обратились так поздно после смены государственного курса – это большой вопрос. Но вот наконец эту незаурядную историческую личность оценили по достоинству.

Идея проекта «Этногенеза» напрямую связана с родом Гумилёвых. В цикле «Блокада» читатель встречается с сыном поэта, историком и теоретиком пассионарных толчков Львом Гумилёвым, в серии «Маруся» будущее показывает, что фамильное древо Гумилёвых продолжает плодоносить, и только роман Юрия Бурносова, открывающий цикл «Революция», посвящен самому поэту.

Сюжет романа образован двумя событийными линиями. Одной полностью владеет Николай Гумилёв. Уделив небольшое внимание периоду юношества поэта, автор сосредотачивается на одном из самых интересных моментах жизни Гумилёва – путешествиях в Африку. На фоне дефицита чистых приключенческих романов в России описание удивительных странствий героя по Абиссинии смотрится особенно выгодно. Перед нами самый настоящий Индиана Джонс – смелый, волевой человек, с чётко определёнными жизненными и творческими ориентирами. Не грубый жлоб с ружьём наперевес, но романтик и тонкий ценитель культуры, способный противостоять агрессивной среде. Как редок этот образ в ряду современных героев с зашкаливающей брутальностью и полублатным, полумаргинальным амплуа!

Вторая событийная линия книги посвящена японскому городовому Цудо Сандзо. Тому самому, который принял непосредственное участие в инциденте, случившемся во время визита цесаревича Николая в Японию. Загадочный старец отправляет бывшего полицейского в далёкую враждебную Россию. Если бы не этот странный призрачный ментор, миссия Цудо в нашей стране походила бы на действия обыкновенного шпиона-вредителя. Не обошлось и без загадочных фигурок, сопровождавших героев в их приключениях. В руках Гумилёва находится скорпион, Сандзо владеет сверчком. Фигурки выполняют роли своеобразных лоцманов, ведущих героев навстречу их судьбе. Непохожие и не знающие друг о друге Сандзо и Гумилёв делают одно и то же дело, заставляя вращаться шестерни пассионароной машины. Так движение малозначительных на первый взгляд элементов человеческого социума приводит в действие глобальные исторические процессы.

Альтернативно-историческая игра для Юрия Бурносова не внове. В романе «Чудовищ нет» он обращался к периоду, предшествующему революции 1917-го, обнаруживая глубокое знание бытовых и политических реалий того времени. Если воспринимать «Чудовищ…» как разминку, то уже в первом томе «Революции» автор раскрылся полностью, добравшись, наконец, до значительных исторических фигур. Образы Владимира Ленина и абиссинского царя Менелика, губернатора рас-Тафари и офицера схимника Александра Булатовича выглядят живо и убедительно. Особое внимание автор уделил личности императора Николая II. В «Революции» самодержец предстанет без прикрас и царственного пафоса. И всё же Бурносов привносит в его образ некую двойственность, не позволяющую судить об этом государе с той категоричностью, какую позволяют себе историки.

Итог: книга Бурносова во всём соответствует альтернативно-историческому духу «Этногенез», являя при этом замечательный образчик приключенческого романа.

Присутствуют:

  • Реальные исторические лица
  • Магические артефакты
  • Демонические существа

Отсутствуют:

  • Ктулху
  • Космические рыцари
  • Волшебники

Сюжет – 9 баллов

Мир – 9 баллов

Персонажи – 9 баллов

Стиль – 8 баллов

Качество издания – 8 баллов

2 комментария

Напоминаем всем, что на портале открыт свободный доступ к «Революции» Юрия Бурносова, в аудио и текстовых форматах! Также Вы можете скачать все материалы "Японского городового" одним архивом.

3 комментария

Разговор о кошках, Николае II и патриотизме в России с автором «Революции» Юрием Бурносовым.

1 комментарий

Действие серии "Революция" происходит с 1891 по 1918 годы. Все начинается с того, что японский полицейский Цуда Сандзо совершает покушение на цесаревича Николая Романова. Но неведомые силы помогают самураю избежать наказания и ставят перед японцем еще более страшное и сложное задание - изменить будущее России. Помочь ему в этом должен загадочный предмет "Сверчок", приносящий удачу в преступлениях и злых делах. В то же время в руки поэта Николая Гумилева попадает другой предмет "Скорпион", предназначение которого - во всем помогать добрым и справедливым людям. Заговор еще не раскрыт, но революция уже началась!

Об авторе: Юрий Бурносов (1970). Родился в г.Севск (Брянская область). Окончил школу с золотой медалью, дважды неудачно поступал в Смоленский медицинский институт, работал санитаром в стоматологическом кабинете и морге, учился в Смоленском базовом медицинском училище. В 1995 году окончил факультет русского языка и литературы Брянского педагогического университета, но стал работать в журналистике - был корреспондентом, а затем заместителем редактора еженедельника "Брянская неделя", а с 1997 года - пресс-секретарем губернатора Брянской области. Ныне - начальник отдела по работе с информационно-аналитическими службами федеральных территориальных органов Брянской области. Под своим именем публикует рассказы. Большую популярность снискали фантастические романы, созданные Юрием Бурносовым в соавторстве с Виктором Косенковым - они опубликованы под псевдонимом Виктор Бурцев: "Алмазные нервы" (2000), "Алмазная реальность" (2000), "Алмазный дождь" (2001), "Зеркало Иблиса" (2001), "Охота на НЛО" (2001). В проекте "Этногенез" представляет первую книгу серии "Революция".

1 комментарий

1. Чем вызван ваш интерес к событиям русской революции?

- Во-первых, надо заметить, что эта тема не слишком востребована в фантастике. Если о Второй Мировой войне написаны тысячи криптоисторических романов, то революцию почему-то оставили за бортом. Хотя события 1917 года крайне занимательны, и мы, по сути, довольно мало о них знаем. «Официальная» история при Советской власти выглядела весьма однобоко, затем ее переделали весьма примитивным образом, перекрасив черное в белое и наоборот... В общем, непаханое поле. Грех было пройти мимо.

2. Ваш роман называется «Революция», но действие в нем начинается в 1891 году. Вы считаете, что если бы не покушение на цесаревича Николая в Японии, октября семнадцатого не было бы?

- Я скорее готов утверждать, что революции не случилось бы, будь то покушение удачным. Но в любом случае незамеченным для будущего императора оно не прошло - это касается хотя бы головных болей, мучивших Николая на протяжении всей его жизни. Да и отпечаток на его характер покушение явно наложило - подозрительность и недоверчивость царя стали ярко проявляться именно после поездки в Японию.

3. Однако немало исследователей считают, что Николай, напротив, был чересчур доверчив - и в частности, слепо верил «старцу» Григорию Распутину, имевшему на него огромное влияние. В вашей книге Распутин если и упоминается, то мельком - судя по всему, вы не разделяете подобную точку зрения?

- О Распутине лично у меня не поднимается рука писать после замечательного, хотя и спорного, романа Валентина Пикуля «Нечистая сила». Лучше в любом случае не получится, поэтому Распутин в моей книге присутствует опосредованно - в царских дневниках, например. Хотя во второй книге «Революции» он займет больше места. Что же касается доверчивости Николая, то она была странной - доверяя тому же Распутину, чье воздействие на царя было безусловно негативным, Николай не доверял тем, кому должен был доверять - тем же министрам или военным. Серьезные вещи он отметал, а откровенно диковатые - поддерживал. Взять хотя бы историю с «царь-танком» Лебеденко, сорокатонным трехколесным монстром, который и ехать-то толком не мог - Николай лично курировал этот абсурдный проект.

4. То есть царь, которого принято считать миротворцем, и который выступал, как мы сейчас сказали бы, против гонки вооружений, поддерживал подобные прожекты? Говорят, что тибетский лекарь Бадмаев, о котором вы тоже пишете в книге, предлагал Николаю план по присоединению к России Тибета и Китая. Это правда? И как отнесся к этому предложению последний российский император?

- Строго говоря, Бадмаев предлагал сей проект еще Александру Третьему, и тот, проникшись, выдал требуемый стартовый капитал. Но Бадмаев его истратил не столько на присоединение Китая и Тибета (еще речь шла о Монголии), сколько на раскрутку собственного торгового дома «Бадмаев и Ко». Николай идею тоже поддержал, но не столь азартно, и в итоге кончилось тем, что министерство финансов попросту перестало выделять Бадмаеву средства. А тут еще и русско-японская война... Кстати, Витте, который, по сути, и зарубил проект Бадмаева, предлагал присоединить к России Абиссинию. Что любопытно, это было вполне реально. Жаль, что дальше разговоров дело не двинулось...

5. Кстати, об Абиссинии… В романе туда совершает две экспедиции замечательный русский поэт Николай Гумилев. В свое время приятели поэта сомневались в том, что Гумилев ездил куда-то дальше Каира, и считали, что всю «африканскую экзотику» он просто выдумал. Теперь же приходится слышать обратное - будто бы Гумилев выполнял в Абиссинии секретное задание российского Генерального штаба, то есть, по сути, работал на русскую разведку. А что было на самом деле?

- На самом деле экспедиций было три, и всем им есть довольно серьезные документальные подтверждения. Главной, разумеется, была третья экспедиция, которую Гумилев «выбил» в Императорской Академии наук. После нее остались и собранные коллекции - этнографические и энтомологические, и фотографии, и дневники... Однако мало кто знает, что по факту экспедиций Гумилев в самом деле составил для Генерального штаба меморандум со всесторонней характеристикой Абиссинии, и в том числе - с точки зрения военного потенциала. Если же учесть, что по всему пути следования Гумилеву оказывалась максимальная помощь - с тем же пароходом вопрос был решен чуть ли не за час - становится понятным, что цели у экспедиции были... не совсем этнографическими. Конечно, напрямую называть Гумилева разведчиком вряд ли верно, но миссию его смело можно считать разведывательной.

6. А бывший офицер (впоследствии монах-схимник) Булатович, на встречу с которым едет попутчик Гумилева по первой экспедиции - он какого рода деятельностью в Абиссинии занимался?

- О, Булатович - интереснейший персонаж. Это, кстати, прототип того самого «гусара-схимника Буланова», о котором рассказывает Остап Бендер в «Двенадцати стульях». Булатович поехал в Абиссинию по линии Красного Креста, но здесь тоже все не так просто - корнет и лейб-гусар, уже через год он был военным консультантом и доверенным лицом абиссинского императора Менелика II. Негус как раз воевал с итальянцами и параллельно наводил порядок среди враждебных племен. Булатович не только давал советы, но и воевал лично, а также совершил несколько экспедиций, собрав уникальный материал и посетив некоторые места, куда европейцев пока не заносило. Гумилев относился к Булатовичу и его работам с чрезвычайным уважением. Кстати, Булатович ездил в Эфиопию и уже будучи иеромонахом - изучал возможность открытия там православной миссии. К сожалению, Менелик как раз умер, и с миссией ничего не получилось.

7. Получается, что разведкой в описываемый вами период занимались и поэты, и монахи. А что же главный отрицательный герой романа - Цуда Сандзо? Он тоже реальный персонаж? И считаете ли вы сами его отрицательным?

- Скажем так: в те времена довольно мудро поручали разведывательные функции разным людям, как побочные. Тот же Гумилев в экспедиции фотографировал как туземцев в национальных одеждах, так и порты, и крепости. Что касается Цуда Сандзо, то он персонаж реальный наполовину. То есть такой человек был, действительно совершил покушение на цесаревича Николая, а потом очень быстро умер в тюрьме. Стопроцентного подтверждения его смерти не существует, поэтому я и решил - японца не убивать. И посмотреть, во что могла бы вылиться его дальнейшая миссия. В итоге получился герой, которого отрицательным называть не совсем верно - он во многом лишь бездумное орудие, и только к концу книги начинает действовать самостоятельно. По крайней мере, ему так кажется. И потом, он же не совсем сволочь. Ничего особенно отвратительного он не делает. В определенные моменты он делает, в общем-то, малозначительные с виду вещи, которые приводят к последствиям исторического масштаба. А ведь по сути, история так и творится. И порой можно задуматься - а творится ли она сама или кто-то эти малозначительные вещи тщательно планирует?!

8. А кто те загадочные люди, которые в Порт-Артуре снабдили бывшего «японского городового» магнитной миной и аквалангом (и это за сорок лет до его официального изобретения)? Вы раскроете эту тайну в следующих книгах?

- Пусть это пока и останутся «загадочные люди». Во второй книге они появятся еще как минимум один раз. А вот будет ли раскрыта тайна, покажет время. Я вообще старался разбросать по тексту множество «крючков». Причем некоторые появились буквально сами по себе, не будучи запланированными сюжетно.

9. А появятся ли во второй и третьей книге серии новые предметы с удивительными свойствами?

- Один из них, как мог заметить читатель, уже появился в самом конце первой книги. Разумеется, будут появляться и другие, но «основными» - или как их лучше назвать? - останутся сверчок и скорпион.

10. Будут ли связаны романы цикла «Революция» с другими книгами проекта «Этногенез» сквозными персонажами?

- Я думаю, что во второй и третьей частях «Революции» обязательно появятся персонажи, связанные с одной из моих любимых книг проекта – «Блокадой». Тем более события «Революции» исторически плавно перетекают как раз в предвоенные и военные времена. Но кто это будет и что он станет делать - пока говорить, конечно же, рано.

5 комментариев